8 января 2024 года исполнилось 40 лет со дня кончины настоятеля нашего храма протоиерея Всеволода Шпиллера
15.01.2024 16:38

oVsevolod
8 января 2024 года исполнилось 40 лет со дня кончины замечательного старца-духовника ХХ столетия протоиерея Всеволода Шпиллера (1902–1984). Отец Всеволод был настоятелем нашего храма с 21 сентября 1951 г. до самой своей кончины.

В этот день молитвенно почтить память отца Всеволода собрались его ученики и ученики его учеников. По окончании Божественной литургии была совершена панихида.

22 января 2024 г. состоится Вечер памяти прот. Всеволода Шпиллера. Встреча пройдет в конференц-зале Николо-Кузнецкого храма (2-й этаж здания за алтарем). Начало в 19:00.

Ниже приводим текст статьи об отце Всеволоде настоятеля нашего храма прот. Владимира Воробьева в Журнале Московской Патриархии за 2002 г.

К 100-летию со дня рождения протоиерея Всеволода Шпиллера.

14 июля 2002 года исполнилось 100 лет со дня рождения протоиерея Всеволода Шпиллера - замечательного пастыря и проповедника, известного богослова. В жизни протоиерея Всеволода ярко отразилась многогранная история ХХ века, более всего - история церковная.
       Отец Всеволод родился 14 июля 1902 года в Киеве, в дворянской семье. Отец его - Дмитрий Алексеевич Шпиллер, был архитектором. Мать Всеволода Дмитриевича, Мария Николаевна Полякова, была талантливой певицей, но, выйдя замуж за Дмитрия Алексеевича, ушла со сцены. Семья была православная, так что Всеволод Дмитриевич с самого детства воспитывался в православной церковной традиции. В 1912 году он был принят в Киевский Владимирский кадетский корпус и там учился до 1919 года, когда весь корпус внезапно был эвакуирован и неожиданно для своей семьи он просто больше не пришел домой. В рядах Белой армии Деникина он дошел до Орла, участвовал в боях, несколько раз был ранен, затем в составе армии Врангеля воевал в Крыму и был эвакуирован в Галлиполийский лагерь вблизи Константинополя.
       В 1922 году Всеволод Дмитриевич попал в Болгарию и поступил на работу в английскую компанию, которая занималась извлечением затонувших судов. Русские рабочие занимались извлечением взрывчатки из снарядов, что было, конечно, очень опасно. Всеволоду Дмитриевичу удалось сделать изобретение, которое помогало исполнять эту работу быстро и безопасно. Он получил лицензию на свою технологию, заработал некоторые деньги и это дало ему возможность учиться.
       В это время состоялось его знакомство с русским епископом Серафимом (Соболевым), управлявшим русскими приходами в Болгарии. Владыка Серафим был замечательным архипастырем и духоносным старцем: все знали о его прозорливости. Всеволод Дмитриевич скоро стал его духовным сыном и свою жизнь в дальнейшем определял по благословению Владыки Серафима. В 1927 году он поступил на Богословский факультет Софийского университета, где получил богословское и философское образование. В то время в Софийском университете преподавали известные в православном мире богословы и историки: Н. Н. Глубоковский, М. В. Зызыкин, протопресвитер Ст. Цанков, В. Н. Златарский, М. Э. Поснов и другие.
       Всеволода Дмитриевича привлекал монашеский путь, но Владыка Серафим благословил его только временно пожить в Рыльском монастыре. В 1930-1931 годах Всеволод Дмитриевич по определению Синода Болгарской Церкви проходил послушание в Рыльском монастыре под руководством старца-простеца монаха Евлогия. Его простые наставления о духовной жизни, любовь к монашескому подвигу отец Всеволод пронес через всю жизнь.
       Вернувшись в Софию, Всеволод Дмитриевич окончил университет и вскоре по благословению Владыки Серафима женился на Людмиле Сергеевне Исаковой, которая разделяла с ним труды всей последующей жизни до своей кончины в 1982 году. В 1934 году, в мае, состоялась их свадьба, а 20 июня 1934 года Владыка Серафим рукоположил Всеволода Дмитриевича во диакона, 21 июня - во иерея. В августе 1934 года по благословению Владыки Серафима отец Всеволод в качестве клирика Болгарской Православной Церкви был направлен в Пловдивскую епархию, в Успенский храм города Пазарджика.
       Пазарджик - небольшой южный городок недалеко от Пловдива, здесь в семье Шпиллеров родился сын Иван (нареченный в честь преподобного Иоанна Рыльского), здесь отец Всеволод прослужил десять лет. Это период его становления как совершителя Божественной литургии, пастыря, духовника и богослова. Служение в Успенском храме отец Всеволод соединял с большой преподавательской работой в гимназиях, в сельскохозяйственном институте. Здесь же он был председателем церковного суда.
       Спутниками его жизни в тот период становятся замечательные священнослужители - протоиерей Андрей Ливен, архимандрит Пантелеимон (Старицкий) - келейник Владыки Серафима, архимандрит Мефодий (Жерев) - автор жизнеописания отца Иоанна Кронштадтского и другие. Отец Всеволод ведет большую переписку, участвует в обсуждении современных проблем церковной жизни. Начиная с 1944 года примерно в течение полутора лет отец Всеволод являлся одним из трех членов комиссии по разработке законодательства о положении Церкви в новом Болгарском государстве. Отец Всеволод представил четыре доклада о правовом положении Церкви в государстве вообще и в Болгарии в частности. Эти доклады, принятые за основу государственного законодательства о Церкви, не потеряли своего значения и в наши дни. Активная деятельность отца Всеволода стала причиной того, что в 1945 году он был переведен в Софийский кафедральный собор святой Недели и вскоре был удостоен высокого сана - священноиконома Болгарской Церкви.
       В 1946 году произошло знакомство отца Всеволода со Святейшим Патриархом Алексием I во время его визита в Болгарию. В 1948 году отец Всеволод вместе с Владыкой Серафимом участвовал в Совещании глав и представителей Православных Автокефальных Церквей в Москве. Спустя 29 лет после отъезда из России отец Всеволод находит в Москве своих родных - мать и сестер. Приезд в Москву стал поворотным пунктом в его жизни: Патриарх Алексий пригласил отца Всеволода вернуться из эмиграции на Родину, и архиепископ Серафим дал на это свое благословение.
       5 февраля 1950 года отец Всеволод с семьей приехал в Москву. Здесь отец Всеволод был принят в клир Русской Православной Церкви и назначен настоятелем Ильинского храма в Загорске и одновременно преподавателем Московских Духовных школ.
       Зная о предстоящем назначении отца Всеволода, митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич) перевел в Ильинский храм недавно рукоположенного священника - отца Тихона Пелиха и попросил его помочь отцу Всеволоду войти в русскую жизнь и в русское церковное служение. Таким образом, отец Всеволод с самого начала своего служения в России имел замечательного сослужителя. Дружба его с отцом Тихоном сохранилась до земной кончины, в которой отец Тихон предварил отца Всеволода на полгода.
       Отец Всеволод вскоре получил звание доцента и был назначен исполняющим обязанности инспектора Московских Духовных академии и семинарии. В течение года он жил в здании семинарии, преподавал разные предметы. Некоторые еще здравствующие епископы и священники помнят короткий период его преподавательской деятельности. Однако отец Всеволод, более тридцати лет проживший за границей, был слишком свободным и независимым человеком, и в Духовных школах советского периода оставлен быть не мог. В 1951 году он получает назначение быть настоятелем храма в Новодевичьем монастыре, но в день Рождества Пресвятой Богородицы, 21 сентября 1951 года, его переводят настоятелем в Николо-Кузнецкий храм; в этой должности он оставался в течение тридцати двух лет и трех с половиной месяцев, до самой своей кончины.
       Николо-Кузнецкий храм того времени каждое воскресенье был переполнен. В дни больших праздников вход ограждался железными перилами, всегда была толчея и часто - нестерпимая давка. Молодежи в храме почти не было: Русская Церковь переживала тяжелое время.
       К этому периоду относится активная работа отца Всеволода в Отделе внешних церковных сношений. Его направляли за рубеж: в Чехословакию, Францию, Германию, Америку и дорогую его сердцу Болгарию. В то время расширяются его связи с известными православными богословами, с представителями иных христианских конфессий. Огромная переписка, постоянное участие в событиях, происходящих в христианском мире, делают отца Всеволода выдающимся деятелем Русской Православной Церкви.
       Отцу Всеволоду приходилось участвовать в разных экуменических встречах, съездах, конференциях, выступать на них, и он любил повторять слова отца Георгия Флоровского о том, что считает полезным лишь "экуменизм на молекулярном уровне", то есть личное общение христиан разных конфессий. Он находил, что возможно личное плодотворное общение и с католиками, и с протестантами, как и с православными людьми разных взглядов и убеждений, и что такие контакты гораздо более перспективны, чем официальные встречи.
       Но главным для отца Всеволода всегда было пастырство. Он обладал редким, удивительным даром служения, имел прекрасный голос и музыкальный слух. Пламенная молитва, умение предстоять Христу и в то же время чувствовать и являть красоту православной службы были присущи отцу Всеволоду в высочайшей степени.
       Отец Всеволод был, вероятно, одним из самых известных проповедников Русской Православной Церкви того времени. Он проповедовал на каждой Литургии, которую служил, - обычно на евангельские темы, на темы праздников, о покаянии, о жизни с Богом, о духовной жизни вообще. Существует цикл его проповедей о Евхаристии. В составе его проповеднических трудов особое место занимают проповеди-лекции на великопостных пассиях. Эти апологетические лекции отец Всеволод готовил и читал из года в год, и они привлекали огромное количество людей, как церковных, так и околоцерковных. Однако главными темами, которые проходили красной нитью через все проповеди отца Всеволода, были вера, евангельская любовь к Богу и ближнему, радость о Господе.
       Всех, кто знал отца Всеволода, поражала его способность общаться с людьми самого разного звания, положения, образования, происхождения, разных взглядов. Отец Всеволод обращался к тому доброму, что было в человеке, и навстречу его любви человек раскрывался, контакт возникал мгновенно. К нему шли с трудными вопросами, с разными житейскими и мировоззренческими проблемами. Часто бывало, что отец Всеволод предлагал вопрошающему подойти к нему после Литургии. Совершив Божественную литургию и причастившись Святых Христовых Таин, отец Всеволод давал совершенно ясный, определенный ответ, который имел в своем основании духовное видение, искание воли Божией. Во время Литургии он, вероятно, молился о том, чтобы Господь вразумил его на правильный совет, и слова его часто сбывались.
       Отец Всеволод никогда ничего не делал формально. Православную христианскую веру и свое пастырское служение он воспринимал по существу, не только как национальную традицию. Для него было важно каждое слово Священного Писания, церковной службы или келейной молитвы. В своих проповедях, пастырских беседах он удивительно глубоко объяснял смысл евангельских сюжетов, праздников, отдельных мест из богослужебных текстов. Он никогда почти не делал замечаний своим сослуживцам, хотя они были его учениками, с большим уважением и любовью оценивал их труды. Его присутствие на службе совершенно преображало весь храм. Рядом с отцом Всеволодом каждый человек и вся жизнь очищались, облагораживались, наполнялись любовью и духовным смыслом.
       Первое время после переезда в Москву отец Всеволод жил со своей семьей на колокольне Николо-Кузнецкого храма. На каждом этаже находилась маленькая комнатка, на втором этаже был кабинет отца Всеволода, конечно проходной, как и другие комнаты. Здесь отец Всеволод в определенные дни принимал своих духовных чад на исповедь. Отцу Всеволоду был свойствен особый дар любви, который проявлялся во всем: в служении, в проповеди, в беседе с каждым человеком. "Отец Всеволод - гениальный духовник", - так говорили о нем те, кому довелось общаться с ним и исповедоваться у него. Важно отметить, что отец Всеволод всех звал к деятельной церковной жизни, к частому Причащению Святых Христовых Таин, в особенности в большие праздники, включая Святую Пасху и Рождество Христово.
       В самые трудные моменты жизни отца Всеволода не покидал дар тонкого юмора. Он никогда не обижал своей шуткой, хотя подшучивал часто, умело смиряя своих духовных чад.
       Отец Всеволод до самой своей кончины имел широкий круг общения. На всю жизнь сохранились у него близкие отношения с Болгарским Патриархом Кириллом. Глубокое и единодушное переживание современных церковных проблем соединяло отца Всеволода с архиепископом Гермогеном (Голубевым), с митрополитом Антонием (Блюмом), с архиепископом Василием (Кривошеиным), с отцом Иоанном Мейендорфом и многими другими.
       Жизнь отца Всеволода прошла под духовным руководством замечательных старцев. Около 1970 года установилась особенная духовная связь отца Всеволода с иеромонахом Павлом (Троицким). Отец Павел был иеромонахом Данилова монастыря еще до его закрытия. В 1929 году он был арестован, провел некоторое время в разных тюрьмах, потом был сослан в Казахстан, в город Акмолинск (теперь Астана). После этой ссылки он вернулся в окрестности Москвы и жил то в одном городке, то в другом, скрываясь от преследований советской власти. В 1939 году он был все же вновь арестован и заключен в Ивдельлаг в Западной Сибири. Освободившись из заключения, отец Павел вернулся в Тверскую область и предался затворническому подвигу, сподобившись многих благодатных даров: удивительной прозорливости, способности возвещать волю Божию людям, спрашивавшим его совета, чудотворной молитвы.
       Отец Павел был для отца Всеволода и духовником, и старшим другом, и старцем, и сотаинником, так что отец Всеволод все трудные вопросы обсуждал с отцом Павлом, даже по поводу своих духовных чад он иногда советовался с ним. И отец Павел отвечал ему такой же любовью. В таком интенсивном общении с отцом Павлом прошли последние годы отца Всеволода, и он говорил, что слово отца Павла - закон его жизни.
       Те, кто близко общался с отцом Всеволодом, знают, что он и сам был благодатно одарен; по его благословению строилась жизнь его паствы, его духовных чад. В то же время он всегда был открыт для культурной жизни, так как считал, что культура есть плод духовной жизни человека. Он любил музыку, общался с писателями, с людьми искусства и науки, ему были дороги и понятны духовные искания и творчество окружавших его людей.
       Обладая редкой широтой взглядов, отец Всеволод умел вникать в духовные корни любой проблемы и старался найти здоровое, доброе в исканиях приходящего к нему с вопросами или сомнениями человека, будучи уверен, что при хорошем, правильном настрое плохое само уйдет. Может быть, поэтому мало знавшие отца Всеволода люди иногда считали его не вполне традиционным, склонным к модернизму. На самом деле отец Всеволод, особенно в последние годы, любил повторять и в проповедях, и в беседах: "Стойте и держитесь Предания". Он был очень традиционным православным священником, любил православную службу и православный быт. Но он понимал, что церковная жизнь не может окостеневать - она должна быть динамичной в своем историческом развитии. Как-то незадолго до своей кончины он сказал нескольким своим духовным чадам: "Скоро советская власть рухнет, и в Церковь придет молодежь. А встретить ее у нас в Церкви некому. Мы должны сейчас думать об этом".
       В последние годы своей жизни отец Всеволод серьезно болел. Он перенес несколько тяжелых операций, инсульт, который был прямо связан с обрушившимися на него тяжелыми скорбями. Развивалась глаукома, так что под конец жизни он почти ослеп. Тем не менее он не унывал, черпал силы в молитве, в Божественной литургии. И в болезнях, и в многочисленных скорбях он оставался оптимистом. Это очень характерно и для воззрений отца Всеволода на жизнь Церкви. И тогда, и сейчас очень часто слышатся самые мрачные прогнозы о гибели России, которая вот-вот нас настигнет. Многое кажется уже погибшим, утраченным, кажется, что все новые события несут с собой беду и какие-то необратимые изменения к худшему. У отца Всеволода всегда оставалась надежда на то, что это не так, что во всем новом всегда присутствует что-то доброе, и он готов был видеть это доброе везде.
       Оптимизм отца Всеволода способен был восстановить совсем уже заунывавшего человека, так как над отцом Всеволодом уныние не имело власти, он ничего не пугался, оставался свободным от мрачных предчувствий и всегда был полон веры в то, что "с нами Бог", и потому ничего бояться не нужно. В юности отец Всеволод был военным, смелость и творческая активность были ему присущи до конца жизни. Жизнь и слова отца Всеволода как бы выражали слова Спасителя: "Что страшливы есте, маловеры?" И это высокое свойство души делало общение с отцом Всеволодом по-особому ценным.
       Последнее время отец Всеволод служил с большим трудом. Из опасения, что в силу своей немощи он неоправданно занимает место настоятеля, отец Всеволод несколько раз пытался подать прошение об увольнении за штат, но Святейший Патриарх Пимен неизменно отвечал ему отказом и благословлял оставаться настоятелем, служить столько, сколько он может. И отец Всеволод служил во все праздники и воскресенья.
       Долгая, наполненная многими скорбями жизнь научила отца Всеволода истинно христианскому смирению. Он никого не осуждал, прощал своих обидчиков и даже сам просил у них прощения со всей искренностью и детским незлобием, по-евангельски молился за них. Многие церковные коллизии, нестроения и разделения не только не оставляли в стороне отца Всеволода, но проходили, можно сказать, через его сердце. Всегда отстаивая правду и свидетельствуя о ней, он всеми силами стремился к духовному миру, старался служить примирению как отдельных людей, так и целых общностей.
       Отец Всеволод имел многие церковные награды, был удостоен служения с отверстыми царскими вратами.
       Последнюю Литургию отец Всеволод совершил 19 декабря, на Николин день. В тот день он сказал свою последнюю проповедь, которая была радостна и проста. После этого отец Всеволод сильно заболел, в течение болезни несколько раз причащался, последние три дня причащался каждый день. На второй день Рождества, 8 января 1984 года, отец Всеволод был причащен Святых Христовых Таин и вскоре отошел ко Господу.
       Архиерейское отпевание отца Всеволода собрало множество священников и прихожан, горячо любивших своего пастыря. Но скорби в тот момент не было. Чувствовалось торжество духовной победы, достигнутой отцом Всеволодом в его подвижнической жизни. Он и сам незадолго до своей кончины многократно повторял: "Христос воскресе!" Погребен был отец Всеволод на Кузьминском кладбище в Москве, рядом с могилой матушки Людмилы Сергеевны, которая скончалась на год с небольшим раньше его.
       Памятуя об отце Всеволоде и примере его пастырского служения, его ученики, как только появилась возможность, устроили лектории, посвященные объяснению главных истин православной веры. Из них родились катехизаторские курсы, а курсы по благословению Святейшего Патриарха Алексия II были преобразованы в Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, духовным основанием которого, безусловно, является пастырский подвиг приснопамятного протоиерея Всеволода Шпиллера.

Протоиерей Владимир ВОРОБЬЕВ

(ЖМП № 7, 2002 г.)

 
Святыни

Главная святыня храма – икона Божией Матери "Утоли моя печали" (празднование 25 янв./ 7 фев.).

Богослужение

Богослужения совершаются ежедневно в 8-00 (утреннее) и в 17-00 (вечернее), в праздничные и воскресные дни утреннее богослужение совершается в 7-00 и 9-30.

Храм открыт ежедневно между утренним и вечерним богослужением. В это время можно обратиться к дежурному священнику.

Прямая трансляция богослужения

Важные ссылки

Документ: «Об участии верных в Евхаристии»

Фотогалерея

Подписаться на новости

Заполните форму ниже, чтобы получать по почте последние новости