"Что важнее - советская Конституция или Евангелие?" Проповедь священника Александра Мазырина в день памяти святителя Тихона, Патриарха Всероссийского
07.12.2015 00:25

 

 
18 ноября 2015 г., в день памяти святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, священник Александр Мазырин произнес проповедь на Божественной литургии. В этот день ежегодно проходит праздник Свято-Тихоновского университета - Актовый день.

Дорогие братья и сестры!
Сегодня для нас особенно радостный день! Сегодня мы впервые вспоминаем нашего небесного покровителя, Святейшего Патриарха Тихона, в этом прекрасном возрожденном храме, с которым особым образом связано его первосвятительское служение.

Для нас – православных русских людей - имя святителя Тихона, конечно же, священно. Таких после революции называли «тихоновцами». Но кто-то, быть может, скажет: «Мы - не «тихоновцы», мы - православные христиане. И вообще, надо еще посмотреть, а столь ли полезной была для Русской Церкви деятельность Патриарха Тихона?»

Действительно, нам заповедано оценивать все по плодам. Каковы же плоды деятельности Патриарха Тихона? Можно сравнить положение Церкви в начале его предстоятельства и в конце. Святитель Тихон встал во главе Русской Церкви еще до своего патриаршества. В августе 1917 г. на этом самом месте (в Соборной палате Московского Епархиального дома - прим. ред.) он был избран Председателем Поместного Собора Русской Церкви и тем самым ее возглавил.

В августе 1917 г. Русская Церковь являла собой (особенно, как организация) мощную силу. Порядка 100 000 клириков, 100 000 монашествующих, десятки тысяч приходов и приходских школ, миссии едва ли не во всех уголках земного шара. Российское правительство, Временное в тот момент, еще с уважением относилось к Российской Церкви, готово было выслушивать ее голос, хотя и не всегда уже ему следовало. Высок был авторитет Русской Церкви и среди братских Поместных Церквей.

Но проходит восемь неполных лет. Что мы видим? Русская Церковь разорена и разделена. Десятки епископов, тысячи священников - убиты, лучшие архипастыри и пастыри томятся в тюрьмах, ссылках и лагерях. Отношения с правительством такие, что кажется, хуже некуда. Патриарх Константинопольский Григорий во всеуслышание заявляет, что Патриарх Тихон должен уйти, и вообще, нужно упразднить Московское Патриаршество. В Константинополе видели, что отношения Патриарха Тихона с властью в тупике, а для греков действует простое правило: не сумел наладить отношения с властью – уходи, освободи место тем, кто сможет с ней договориться. И таковые в тот момент были – так называемые обновленцы или живоцерковники, которые заявляли, что наладят отношения с советской властью, а Константинопольская Патриархия их активно поддерживала.

И внутри Русской Церкви были те, кто сомневался, прав ли Патриарх Тихон? Ведь своими действиями он как будто специально делал все, чтобы окончательно испортить отношения с властью, чтобы и без того озлобленные против Церкви большевики озлобились уже до крайнего предела. В январе 1918 г. Патриарх Тихон предал революционных насильников анафеме, причем сделал это в таких выражениях, что все сразу поняли, о ком шла речь. Затем он во всеуслышание осудил Брестский мир, заключенный большевиками с Германией. Еще через несколько месяцев он публично обличил злодейское убийство царя Николая. А потом и вовсе обратился к так называемым народным комиссарам с пророчеством: «Все взявшие меч - мечом погибнут».

Кульминацией этой обличительной деятельности Патриарха Тихона в 1922 г. стали события, связанные с кампанией изъятия церковных ценностей, проводимой якобы для спасения голодающих. Патриарх Тихон не просто отказался благословить это изъятие, он прямо назвал его «святотатством». То есть дал всем понять, что власти в России это «тати» (древнерусское «воры» – прим. ред.). Большевики этого вытерпеть уже никак не могли. Патриарх Тихон был арестован, как и тысячи других верных ему священнослужителей, монахов и мирян.

Возникает вопрос: надо ли было так прямолинейно себя вести? Доводить все до такой крайности, даже с теми же церковными ценностями? Ведь юридически они уже давно церковными не являлись, были объявлены государственной собственностью еще в январе 1918 г. Может, правильнее было сказать: «Забирайте себе их все, коль скоро по закону они и так ваши»? И тем самым, вывести Церковь из-под удара? Спасти сотни и тысячи жизней?

В тот момент с критикой Патриарха Тихона выступали не только предатели-обновленцы, но и некоторые искренние ревнители блага Православной Церкви. Те, кто был убежден, что любой ответственный церковный деятель во главу угла должен ставить интересы церковной пользы. Мы же слышим: «Канонично то, что полезно для Церкви».

Но чем должен был руководствоваться в критической ситуации Патриарх? Государственными законами, написанными воинствующими безбожниками, или канонами Церкви, составленными святыми отцами? Что важнее - советская Конституция или Евангелие?

Патриарх Тихон считал, что он, в первую очередь, в ответе перед Церковью, перед Собором, который здесь, на этом месте в 1917 г. уполномочил его быть защитником Церкви и ее святынь. Именно перед церковным Собором Патриарх Тихон готовился держать ответ, а не перед «безбожными властелинами тьмы века сего» (выражение из патриаршего «Послания с анафемой» января 1918 г. – прим. ред.). Он не думал в тот момент, полезно или не полезно это.

Также не думали о своей «полезности» и многие его сподвижники. Священномученик Вениамин Петроградский, который был в тот момент арестован и приговорен к расстрелу, за несколько дней перед расстрелом писал близкому человеку: «За Церковь Божию я не боюсь. Веры больше надо, особенно нам, пастырям. А Церковь спасают не Вениамины, Церковь спасает Сам Христос».

Так же и преемник Патриарха Тихона Патриарший Местоблюститель митрополит Петр Крутицкий после ареста мог выйти на свободу и вернуться к управлению Церковью. Все, что требовалось - принять на себя обязанности секретного осведомителя ОГПУ. Но он ответил, что подобного рода занятия не соответствуют его званию и не сродни его натуре. Он предпочел страдать дальше. До нас дошел его тюремный дневник. Из него видно, что он не задавался вопросом, полезно или не полезно для Церкви, что ее Предстоятель годами томится в тюрьме? Единственное, чего он боялся, это допустить что-либо греховное, по слабости, по немощи, по жалости к себе. Он писал: «Веруй и умей нести свой крест». И так же поступали тысячи других новомучеников и исповедников.

Дорогие братья и сестры! Вопрос, который стоял тогда, касается не только Патриархов, иерархов, ответственных церковных деятелей. Вопрос целеполагания касается любого из нас. Что мы ставим во главу угла: внешнее благополучие (не обязательно личное, может быть общественное или даже церковное, в смысле церковно-институциональное)? Или же, для нас на первом месте - сохранение веры и жизни по этой вере.

Если главной целью для нас становится внешнее благополучие, есть большой риск оказаться посрамленным в своих надеждах, поскольку здесь далеко не все зависит от наших сил. В сохранении же верности Христу, ничто, кроме нашей собственной греховности, не может помешать нам, даже самые невыносимые внешние обстоятельства. Как говорили в двадцатые годы: «Не бойтесь Соловков - там Христос близко».

Поэтому, дорогие братья и сестры, будем брать пример с наших новомучеников и исповедников, будем стремиться к правильным целям и не бояться внешних препятствий, как не боялись они. И да помогут они нам в этом!

С праздником!

pstgu.ru

 

 
Святыни

Главная святыня храма – икона Божией Матери "Утоли моя печали" (празднование 25 янв./ 7 фев.).

Богослужение

Богослужения совершаются ежедневно в 8-00 (утреннее) и в 17-00 (вечернее), в праздничные и воскресные дни утреннее богослужение совершается в 7-00 и 9-30.

Храм открыт ежедневно между утренним и вечерним богослужением. В это время можно обратиться к дежурному священнику.

Прямая трансляция богослужения

Важные ссылки

Документ: «Об участии верных в Евхаристии»

Фотогалерея

Подписаться на новости

Заполните форму ниже, чтобы получать по почте последние новости